Ушла на радугу

Стала слишком часто вспоминать диспуты В.В.Маяковского... к чему бы это?))

— Маяковский, мы с товарищем читали Вас и ничего не поняли!

— Нужно иметь умных товарищей...

+++

М.Б (М.С)
Насколько всё ложью пропитано,
ткни — попадёшь не глядя!
Нас, фанатиков Мартина Идена,
проверяют на «бздительность» БЛЯДИ!..

Лгать другим и себе лишь умея
да полёживать на уюте,
им ли — парусом да на рею?!
Ищут место в лучшей каюте!

Чтоб поплёвывать в море падалью,
чтоб понты разводить задёшево...
замечать подобное надо ли?
— Игнорировать это крошево

из бездарности, спеси, пакости!))
Зависть чёрная снова в моде
у убогих — у ОДИНАКОВОСТИ!))

Нам с ЛЮДЬМИ ПО ДОРОГЕ вроде!
))

(написала 5 августа 2019)

Я сейчас дружу и работаю с людьми младше 20 лет, мне с ними интересно!.. Но когда вся эта молодёжь собирается в ТОЛПУ, сразу вспоминается у Пушкина:

«ЦЫГАНЕ ШУМНОЮ ТОЛПОЙ ПО БЕССАРАБИИ КОЧУЮТ...», и многие встречные СТАРШИЕ сразу же пытаются их обидеть, унизить, поставить К НОГТЮ, К НОГЕ, брезгливо морщась! -Как мне в этот момент стыдно за то, что и я отношусь к той же возрастной категории, что и ВСТРЕЧНЫЕ ПОДОНКИ!..

Читаю сейчас, наслаждаюсь прозой Макса Фрая «Тяжёлый свет Куртейна. Синий.» — вот его герои пошли бы рядом со мной и моими сегодняшними друзьями!..

..."-Это какой же дурой надо быть, чтобы бросить такую игру! И таких партнёров, и место действия, и совершенно новую, такую смешную, удивительную себя? Я, что, похожа на дуру?

— Иногда вполне. Но только потому, что отлично умеешь ею прикидываться; с другой стороны было бы странно, если бы именно выглядеть дурой ты, всемогущая, не могла!

— Будешь смеяться, но выглядеть дурой гораздо труднее всего остального. У меня в этом деле ни опыта, ни выдающихся способностей.

И мне не всякий абсурд по душе. Впрочем,

вдохновенная рассеянность освобождает ум...)"

=====

из переписки с другом-соавтором:

  • Моя подруга 87-го года рождения общается с компанией 20-летних, я удивился, а она ответила:

    Александра
    Александра22 авг в 17:40
    • Мы работаем вместе и нам есть о чем поговорить, плюс сейчас другое поколение, Даня. Они другие. Я себя ребенком чувствую
    • Вот есть Катя. Ей 19 кажется, она студентка Бауманки, будущий инженер, интроверт, лесбиянка. Катя умная, я обожаю Катю.
    • Вот Илюша, ему 22. Он уже менеджер и брендшеф ресторана, он помогает родителям и платит за квартиру. Его ценят на работе и он планирует стать директором в ближайшее время
    • Артём. В 22 года это уже готовый мужчина. Хочет семью и детей. Борется с дурной наследственностью, помогает своим в Татарстане
    • Они крутые
    Даня
    Даня22 авг в 17:41
    • Здорооово
    • да, они другие сейчас
    • сознательные какие-то
    • наше поколение самое инфантильное
    Александра
    Александра22 авг в 17:42
    • Вот
    • Верное слово
    • Они не ждут подарков от прекрасного далёка. Они сами делают себя
    • Рождённые в ссср

    • Несуществующей стране
    • И мы лишние
    Даня
    Даня22 авг в 17:42
    • Да уж
Ольга
  • она права!
Даня
  • Они и вправду другие
Ольга
  • настоящие! И талантливые, и трудяги, и деньги умеют зарабатывать. И мне тоже с ними интересно и лестно!..
  • из инета:
  • «...«...Попробуй…» — шепнула Мечта.
    «Что? Опять?!» — возмутился Опыт.
    «Хе! Cнова из-за меня» — улыбнулась Причина.
    «Нет! Из-за меня!» — поспорила Гордость.
    «А может не надо?» — пролепетала Осторожность.
    «А вот и я!» — объявила Решительность.
    «Куда это без меня?» — вопросило Опьянение.
    «Без тебя уже никуда» — ответило Спокойствие.
    «А может лучше завтра?» — поинтересовалось Сомнение. «Сегодня или никогда!» — отрезало Упрямство.
    «Главное только не как вчера!» — предупредила Обыденность.
    «Вчерашнее не повторится!» — успокоила Глупость.
    «Всё будет по-другому!» — соврало Предчувствие.
    «На что-то это похоже» — задумалась Память.
    Мечта встала и ушла….»

    Твоя Жизнь.

Пикантность каждой встречи

Мы с тобой в твоём Красноярске, в помещении редакции. Ты сидишь в кресле, перебрасываешься словами со всеми входящими, знакомишь нас,  а я...осваиваюсь...всё примечаю...

Вдруг вваливается шумная компания, одна из женщин с фамильярным окриком бухается к тебе на колени. Тебе неловко, «семафоришь» мне глазами: не принимай близко к сердцу. Я и не принимаю.

Однако, провожая меня в аэропорт, ты зачем-то говоришь:

— Такая у красноярских актёров манера общения, запанибратская.

Не отвечаю.

Ты ехидно интересуешься у меня:

— Всё ещё хочешь поступать в театральное?

— Театр велик. Как и мир. Всем хватит места.

 

В аэропорту исчезаешь на несколько минут, а потом провожаешь меня до трапа самолёта. Не поднимаю бровь изумлённо.

— Сможешь приехать ко мне в Шушенское? — улыбаешься ты.

— Как вести себя будешь — улыбаюсь и я.

— Буду тебя ждать! Удачи на экзаменах! — и целуешь мою руку.

*** Немота ***

Скорбь всех замученных во мне,

суть всех веков, времен, народов.

Как тяжко с ней наедине:

толпа счастливеньких уродов

меня пытает хвастовством –

сверхзлодеянием ничтожным!

Похвастать, что ли, колдовством? –

Но этим хвастать невозможно.

Зачем изобрели печать,

двояковыпуклую силу? –

Великим надобно молчать.

Они спасутся этим, милый?

Уходит поезд в темноту,

в нем есть места, мне – хоть любое!

Я принимаю немоту!

Давай – напополам с тобою?

*** 1991 год январь ***

Тоска такая – боже правый!..

Кто проклял? Тайный, — пощади :

так тяжки мне твои забавы,

такая боль в моей груди!..

не жди меня к себе, лукавый –

я не приемлю имена :

не до земной хулы и славы!

Я – вдохновению жена!

Дружочка светлый взгляд приснится, —

услада трепетного сна, —

ему мой поцелуй в ресницы!

Ах, весела я и грустна:

ничто мне помешать не может!

Воображенья путь ночной

не пресеки, мой правый боже!

Не умоли, любимый мой.

«…Эвридика, Эв-ри-ди-ка…» —

песня мучает, томит любимый голос,

не могу заснуть – проснусь от крика:

«Сжалься, Господи, я с ней боролась!»

Почитайте мне – прошу вас! – сонник,

может быть, утешусь толкованьем?

Но горит свеча! Ее – на подоконник:

знай, я занимаюсь ожиданьем!..

 

«…Эвридика, Эв-ри-ди-ка…»

Сжалься, Господи, и награди всех раем –

всех, мой бог, от мала до велика!

— Видишь: я от песни умираю.

 

Уняв на сердце боль, исчезнуть, раствориться
Роман Солнцев

Уняв на сердце боль, исчезнуть, раствориться
в покое сладостном средь клевера и пчел...
Увидев, как висит недвижно в небе птица, –
улечься в тень ее, как будто в дом зашел...
И молнию поймав над речкою, согреться...
и льдом со лба стереть всех горестей следы...
Все можно. Только лоб железным стал, а сердце –
кочует там, где ты...

2001
http://ruspoeti.ru/aut/solntsev/18421/

Что ты хочешь найти? – Я не знаю
Роман Солнцев

– Что ты хочешь найти? – Я не знаю...

Все тетрадочки перебрала,
перемерила платья, вздыхая,
смотрит в розовый лес из угла.

– Что ты хочешь увидеть?.. – Не слышит.
Лес морозный царит на заре,
словно печь раскаленная пышет,
но войди – зябко там в декабре...

– Что ты хочешь увидеть? – Не знаю.
Эти птицы – они снегири?
– Воробьи. Просто стая седая
покраснела при свете зари.
Что ты хочешь? Что маешься нынче?..

Неужели опять, как всегда,
к нам явилась в туманном обличье,
ищет точного слова беда?..

1989
http://ruspoeti.ru/aut/solntsev/18222/

Я б на месте твоем!.. – молвил круто
Роман Солнцев

– Я б на месте твоем!.. – молвил круто.
– Ну, а я бы на месте твоем!..

Так и ходим, глядим друг на друга
и судьбой не своею живем.

1987
http://ruspoeti.ru/aut/solntsev/18180/

Я до самой смерти тебя завоевываю
Роман Солнцев

Я до самой смерти тебя завоевываю,
словно волк, завывая.
Снег тебя обмотал, окружил заволокою –
где ты там, моя золотая?
Может, лишь на краю этой бешеной сумети
позакинувши очи,
«я твоя...» мне шепнешь... а вы, прочие, думайте,
можно ль проще.

1998
http://ruspoeti.ru/aut/solntsev/18327/

 

прошу любить и жаловать: ПОЭТЫ

Отличаются многим

служители Муз:

мы друг с другом -  В ТРЕВОГЕ,

чем не Союз?..

+++

Вся поэзия мира — моя, для меня!

Смысл поверхностный, явный, глубокий,

я ещё поживу, никого не виня:

мне письмо принесёт чьи-то строки!

+++

Я давилась и давлюсь слишком часто общением с чужими мне людьми, вернее: это я — чужая на их празднике жизни, училась-училась жить среди них...но мне  то скучно, то невыносимо противно существовать в этих предлагаемых  обстоятельствах!.. Я ощущаю себя либо инопланетянкой, либо сумасшедшей: ну, не могу же одна я идти В НОГУ!.. — Твержу себе это заклинание, не помогает! Среди общепринято НОРМАЛЬНЫХ я задыхаюсь — как в метро, а быть постоянно пьяной и не на что, и..., а!.. По пальцам могу пересчитать своих друзей, с которыми мне легко, сладко!

... -Ромка, мы так редко и коротко видимся.

— Я не выношу твою каменную деревню Москву, а ты не хочешь жить в моём Красноярске. И я схожу с ума от ревности, когда рядом с нами кто-то третий- мужчина, женщина или ребёнок, а позволить себе запереть тебя в клетку — сама понимаешь!..

— Я устала от такой тайной, двойной жизни. Хочу семью, кучу детей, свой дом, свой театр! В конце-концов хочу каждое утро просыпаться рядом с любимым мужчиной!

— Знаю. Мы с тобой уже пробовали любить не только друг друга...

— Так, как ты, меня никто, никогда любить не будет, уже поняла. Боюсь, что женщина во мне не состарится, и моё неугомонное тело втянет меня в какую-нибудь гадкую влюблённость, которой я буду позориться перед Богом...

 

И снова, снова, снова

тебя я тороплю:

— Скажи же мне три слова!

— Люблю. Люблю. Люблю.

Каждая наша встреча с Ромкой была первой, единственной, неповторимой. Что и прекрасно, и одновременно страшно: человека, когда он взрослеет, тянет к какой-нибудь стабильности, ему хочется твёрдо стоять на ногах в этой случайной жизни...

В некрологе:

«Рядом с Р.С. все женщины чувствовали себя красивыми, а мужчины умными» Интересно, а что напишут обо мне?..))

Много десятилетий моим почтовым адресом для одного Ромки был: Москва,К-9, центральный телеграф, до востребования. Несколько раз в неделю я приезжала на Тверскую в определённый час...однажды вышла из здания телеграфа озадаченной: мой почтовый ящик оказался пустым. Остановилась на крыльце, нервно закурила: ЧТО С НИМ?! Мне всё вдруг стало безразличным...

— Остановись, мгновенье, ты прекрасно!

Решила: померещилось и не оглянулась. Но ещё до появления букета цветов перед глазами почувствовала: ОН:

— А если бы у меня случился разрыв сердца?

— Это подтвердило бы тот факт, что оно у тебя есть, — засмеялся Ромка.

 

Я больше не бываю на Тверской: мы когда-то изобрели свой тайный язык общения, который знаем и понимаем только мы двое. Всё, что Ромка написал мне — в наших письмах и стихах, всё что Я напишу ему — пока тайна и для меня. А место наших сегодняшних встреч — только моя ДУША, где нам никто не может помешать.

В некрологе: «После тяжёлой продолжительной болезни...» Один из наших общих приятелей, видя начало Непоправимого, спросил у Ромки:

— Найти Олю?

— Я знаю, где она и хочу остаться для неё молодым, красивым и живым. Если вам случится с ней встретиться, передай, что я её люблю.

Деликатность и внутренний такт встречаются всё реже и реже.

Не принимаю соболезнования.

 

— «Лялька, найди или придумай себе ДЕЛО, — в нём твоё спасение» — М.А.Соболь

«Понимаете ли, голубчик, — говорил он (С.Я.Маршак), без биографии нет поэта. Каждый обязательно должен пользоваться своим пережитым...» ( С.Баруздин. Заметки о детской литературе)

 

Вот так, мои сахарные, так, мои сладкие...

 

«...Когда-нибудь соберутся вместе все твои мужчины,

и ты не будешь знать

кому из нас всех руку-то подать.

Ты МНЕ подай, узнай меня , прошу!

Я всё прощу тогда.

Себе прощу.» (Роман Солнцев)

— Боюсь, мои  КОГДАТОШНЫЕ, вам

я никому руки-то не подам:

вас нет  сейчас — и, значит, не было!

Пусть вам простят другие!

Я поцелую мои руки дорогие,

я расцелую каждый свой уставший пальчик!

...А, впрочем, ВСЕМ подам:

я постарела, мальчик.

Здравствуй, Счастье!.

Я вообще-то немножко нездорова, — ответила я на звонок мужа.
и тут же начала лечить себя...
Илю, сын:
— -Ма, ведь ты знаешь все методики, гимнастики. выбери, делай, ма!..
— Сыночка...есть методики, которые знаю ТОЛЬКО Я, ДЛЯ СЕБЯ. Ими пользуюсь.
ТЫ попросил, чтобы я вам с Юлечкой прочла мои ПОСТЫ, которые я у вас , живя, написала.
— ТЫ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕШЬ, КАК Я БЫЛА СЧАСТЛИВА УСЛЫШАТЬ ЭТО ОТ ТЕБЯ!..
Я ведь писала и для вас с Юлечкой: вы так мне дороги, вы имеете право ПОНЯТЬ и БЫТЬ САМЫМИ СЧАСТЛИВЫМИ!
...такие у меня пишутся КАРАПУЗЕЛЬКИ))

+++

Ну, вот я и дома, в своём селе. Пришлось задержаться у моих СОЛНЫШЕК: сына Илюшки и его супруги Юлечки:
после нашего последнего в театральном сезоне спектакля... — МЫ ЕГО ДОСТОЙНО СЫГРАЛИ! мне пришлось всю ночь маршировать босиком по кухне: свело ноги и кишечник...и...дети — все в заботе...сегодня с утра сдала анализы ...в повязке в дом вошла, с синевой под глазами...внук:
— Ба?!
— Я же не отдыхать ездила)
та...ещё и ПИСАЛА урывками ...
ИЛЮ, ЮЛЬКА, ещё раз : КАК Я СЧАСТЛИВА, ЧТО ВЫ У МЕНЯ ЕСТЬ!

из того, что написала у Илюшки и Юльки.
ВСЯ МОЯ.
Ты ждёшь меня в подмосковной Рузе, в доме творчества писателей.
Нет, в комнате тебе не сидится, вышел встречать меня к автобусу, хмурый:
— Я ждал тебя раньше.
— Не получилось. Побежали, нагоним упущенное время?
— А давай!..

Твоя комната вся в цветах. Стол накрыт. На кровати — красивое, цветочной расцветки платье.
Ахаю:
— ЭТО ВСЁ МНЕ?!
— Я менять свой пол не собираюсь, свыкся с ним, —
смеёшься ты...

Выхожу из ванной в новом наряде: ещё и в туфельках на каблуках — ты их для меня там оставил...

— Ты не ошибся в моих размерах. Приятно.

Вино уже разлито по бокалам, поднимаешь свой:
— За твою улыбку!
— Только не спеши, дай мне пофарсить: актриса обязана уметь носить костюм

Смотришь на меня не мигая:
— Вот сейчас ты ВСЯ МОЯ, красна девица.
— Грустишь, добрый молодец, что ненадолго? Обещаю: ТАКОЙ меня кроме тебя никто никогда не увидит.
— Это-то и печально: красота вообще-то — всеобщее достояние))
Мы попираем с тобой все законы!..

Прищуриваю глаза:
— А если они ЭТО от нас заслужили?
— Ты сводишь меня с ума, Олька.
— Ромка, мы увидимся после смерти?
— Назначай дату, я буду ждать тебя ТАМ.

За той чертой, где ничего уж нет,
привидится однажды и такое:
две тени застилают лунный свет —
не знающие спешки и покоя.

Два лёгких облачка в небесной синеве
в обнимку приготовились исчезнуть!
Как две росинки на земной траве
в укромном месте не стремятся в бездну!

Красиво уклонясь от суеты,
сошедшие с улыбкой смертной в Лету,
ведь это счастье: есть и Я, и ТЫ —
не разлучённые никем, ничем ПОЭТЫ!..

+++

Светлой памяти:
я бегу по лужам...Ромка, догоняя меня:
Замурзилка, мне через пол часа — в издательство.
— Будешь там самым красивым!
...уже вернулся:
— Олька, не плачь

+++

С капризной нижней губкой
и прищур
самых любимых.
золотых и умных глаз.
Я был на ПОДГОЛОСКАХ. Тихо, чур!
Всегда я рядом. Подле Вас.
(Ромка когда-то мне, шутя(

+++

Ромка мне:
— Когда ты поймёшь, что НИКТО мимо тебя равнодушно не пройдёт?!
Восхитится ОДИН, другие начнут тебя убивать, ДУРА!!
— тебя убьют раньше, — запальчиво крикнула я.
Через пол года...и я уйду. Кто нам назначил этот срок?
Мне всё-равно: мне без него здесь тошно

+++

Утро задалось!
Пришёл приятель внука, принёс ЖИВЫЕ деньги, чтобы я ему провернула по интернету...
позвонил профессор медицины — он сейчас на отдыхе в Карелии...отчиталась: анализы сдала. невестка завтра за ними съездит...рука вся чёрная : в вены попадали но кровь еле шла...кое-как с нескольких вен насобирали ))
о постановке его пьесы думаю, выбрала какую...
посмеялись:
— Олечка Владимировна, Вы молчите только тогда, когда работаете? Просто трудно представить Вас больной — ваша энергетика зашкаливает.
— Ну, хожу же!))
Товстоногов — моему папке:
— Твоя девочка всем ещё +++ даст! Ишь какая сейчас молчаливая!))

31.05.2019

+++

всё-таки один из моих дедов был из ЕВРЕЕВ. Ну, рискнул НАВСЕГДА:
влюбился, женился на цыганке, она ему моего папу родила...
22 — цифра моего автобуса до села...
и всей жизни моего деда Александра Либердовского...
старшему внуку — под тридцать.
остальным — ещё жить и жить...
Дед, как я могу судить о тебе, мне — 66 лет?!
Видела твоё фото, последняя мачеха мне привозила:
ты такой красивый!
Неужели и ты разделял то, что сказала твоя жена вашему Владеку:
— Твоя старшая дочь будет- лучшее, что Бог позволит человеку

+++

могу сейчас вытащить из рюкзака то, что написала у Илюши и Юльки...там много чего — и прозы, и стихов...
иногда думаю:
— Оль, ЭТО работа, кто-то за это деньги получает.
ПОВЕРИТЕ НЕТ: до сих пор умею заработать на кусок хлеба семье,
а мне — ДОЖДЬ, чтобы отдышалась

+++

приехала в своё село. муж встретил. тут и сын с внуком подошли...и хлынул дождь...я — навстречу...муж: -скоро кончится, оль. переждём...
а мне!..
Только что высохли мои волосы...и опять самые кудрявые

+++

муж :
— Ты будешь играть эсэсовку, ТЫ?!
— Сомневаешься в моём таланте актрисы?
— Я не сомневаюсь в ТЕБЕ: в итоге ты всех размажешь по стенке и переделаешь историю. Всемирную!
Прообраз твоей героини счастливо живёт в Бразилии?
Теперь там будут жить только ДИКИЕ ОБЕЗЬЯНЫ!))
Пока не поздно:
откажись — ТАКУЮ первую главную роль в кино?!
Я не хочу быть вдовцом!
...всё чудачее и чудачее — подумала Алиса...))

+++

— Олечка Владимировна, Вы считаете , что сейчас надо ставить мою пьесу о Сталине?
— ДА!!! Всё возвращается на круги свои. То, что мы с Вами знаем ОБ ЭТОМ — многие пока НЕ ХОТЯТ ПОНИМАТЬ.
А это — и мои дети. внуки, которые уверены : пока Я жива, их обойдёт.
Мне предложили сейчас роль в фильме — сыграю на ВЫСШИЙ и- Одну из тех СУК, которая издевалась над моими предками, уничтожала ЖИЗНЬ, ТВАРЬ

+++

Плачут иконы, плачут свечи —
я знаю химию, но мне сейчас
от знаний всех ну. нет, не легче,
что лучше я станцую вальс...
— тот, что носами спотыкались
и наступали на ноги, учась...
— Ты кто? — Я — Ольга, а ты ? — Алекс
Попробуем? — маэстро, вальс!..
03.06.2019.
О.Л

+++

дочка Манька приехала...
помочь нечем: САМА такая!..
Только стихи, если запомнит))
Ты мне сказал, когда я проходила мимо:
Ах, как идёшь! ТАКУЮ бы поймать!
С годами:- Девочка, ты неповторима!
С годами я: -А я отныне — МАТЬ!
Нет. на ДЕШЁВКУ все себя ловили:
я институт закончила, всем встать!
КРАСИВАЯ — ну, все НА ВИЛЫ!
Ой, никудышние у вас, видать))...

+++

было у меня:
Оль ни о чём не думай. всё сам решу.
Не от одного.
Воспользовалась?
Было.
Тут же взяла себя В РУКИ:
САМА. Так этим САМА наелась!..

Простите: самая сильная
плачет у окна))

+++

муж мне:
— Ты — бешеная!..
С тобой не соскучишься!
А когда ты в бешенстве начинаешь плясать...
никто тебе не ровня...

+++

Муж мне:
— Если бы я в юности понял, Кто ты!
Молчала, стиснув зубы, всё терпела...
если бы сын не начал умирать, может.
я никогда бы тебя НАСТОЯЩУЮ не увидел?!

+++

Ромка мне когда-то сказал:
— Оль, ты -чудо:
ты с трудом бокал вина пригубляешь.
Раззодорил: и водку пила, и сигареты до сих пор — рядом.
Но уже опять выворачивает от них.
От всего выворачивает:
и от того, что столько лет МОЛЧАЛА, когда надо было КРИЧАТЬ...

+++

посмотрела работы мужа...
технически почти класс.
но так хочется увидеть подсолнух и лотос.
Илю, сын, я люблю твоего отца.
Я вообще всех людей люблю.
КТО БЫ ОТВЕТИЛ?
Подсолнухом или ЛОТОСОМ?
Я тебе — ХУДОЖНИКУ! — нарисовала сегодня картинку...
— в кои веки!
Она смешная. Как и твоя мамка...

+++

На днях подписываю контракт на много лет. Достойно платить будут. Хоть избавлюсь от финансовой...
И вообще, ребята, ЖИЗНЬ ЕСТЬ!))

Так бодрит, когда в тебя верят.
Муж послушал всё, что мне наговорил Майк (для меня все уже давно ДЕТИ)и :
— Это — достойно. Поддерживаю.

мальчишки — девчонки, я — с вами.

Мой дом — самый тёплый

Мой новый работодатель Майк:

Дом отдыха писателей...

Марк Андреевич Соболь пригласил меня в ресторан ЦДЛ (центрального дома литераторов):

— ПОРА ТЕБЯ ВЫВОДИТЬ В ЛЮДИ!

— Что мне надеть, я ни разу не была в ресторане? — спросила я.

— Себя, — расхохотался М.А., — для подобного заведения — САМЫЙ наряд!

 

И вот сидим мы за столиком в битком набитом, прокуренном, гудящем бесконечными разговорами зале, я с любопытством разглядываю посетителей ресторана, а Соболь вкратце рассказывает мне о каждом, на ком останавливается мой взгляд . Старый поэт потягивает коньяк, я — минералку. Неожиданно слышу от Марка:

— Не оборачивайся: сзади тебя за третьим столиком сидит наш Ромка с девочками из журнала «Юность».

Я замираю, почему-то почувствовав себя нашкодившей школьницей... А Соболь продолжает тем же повествовательным тоном:

— Не сорви ему публикацию в журнале.

И — закон жанра! — в этот момент к нам подходит, шумно здоровается, присаживается за наш столик

Андрей Сергеевич Некрасов (автор «Капитана Врунгеля»), громко восклицает:

— Марк, где ты отыскал эту прелесть? (указывая на меня)

«И тут Штирлиц понял , что явка провалена»!.. — Я смущённо что-то отвечаю еле слышно на назойливые расспросы МОРЯКА Некрасова, а он уже на весь зал своим громовым голосом:

— Так ты, девонька, из Черногорска? Бывал я в ваших местах!..

Дальнейшее предсказуемо: мой старший друг спешно ретируется в туалет, а мимо моего уха пролетает ромкин голос :

— Жду тебя через два часа возле памятника Маяковскому на площади.

Всё остальное время до назначенного срока я жила в ожидании взбучки от Ромки...

Не забывайте: я тогда была молоденькой..., растерявшейся в большом мире...,ещё не постигшей его законов! Да и была не в курсе, что в ромкином кармане уже лежали два билета на фильм «ПОД СТУК ТРАМВАЙНЫХ КОЛЁС»: перед рестораном он дозвонился моей бабуле и знал моё место нахождения...

А вот в планы Марка Андреевича встреча в этот день с нашим «ТАТАРСКИМ ЦЫГАНЁНКОМ» не входила, после ресторана Соболь повёл меня на пешую прогулку по Москве, я уточнила наш маршрут:

— Хочу на площадь Маяковского.

Но постеснялась признаться ПОЧЕМУ.

А уже возле памятника, увидев там ждущего меня Ромку,  М.А. крякнул:

— БУМС! И когда вы успели сговориться за моей спиной, чертенята?!

Ладно, — увидимся! Корми Ляльку киноискусством! — пожал ромкину руку, чмокнул меня в щёку и неторопливой походкой пошёл дальше, Марк любил ходить пешком...

— Спасибо, что не опоздала.

— вот и всё, что я услышала от Ромки в этот вечер.

 

Я — М.СОБОЛЮ:

...прости мне , Марк,

что долгими степными вечерами

слышу шаги лишь ВЕТРА у ворот!

В безумной ласке говорит с волками

мой искажённый одинокий рот...

 

А ОН признавался, что это его стихотворение и ОБО МНЕ:

* * *

То взрослою, то маленькой
— ах, розга и лоза,
Ассоль, чертовка, паинька,
цыганские глаза!

И вот — в мои-то годики!
— попал я в переплет:
как будто я молоденький —
ревнует, любит, врет.

Вошла в меня непрошено,
прохлопал, где и как.
Смеется: «Я хорошая!» —
и верю ей, дурак.

Неверная — не венчана,
подружка, не жена…
О, как она доверчиво
не вооружена!

Пробросишь слово резкое,
одернешь свысока —
и хлынет вдруг библейская
из глаз ее тоска.

Метнулась птаха за море,
а там пески сухи…
В местечке или таборе
зачахли женихи.

А впрочем, что ей прошлое
— минутою жива.
Смеется: «Я хорошая!» —
девчонке трын-трава

и пристани, и росстани,
а старость — далеко…
Как жить легко и просто ей!
Как жить ей нелегко!

 

На ветровом стекле дождинки в цвет стекла
Роман Солнцев

На ветровом стекле дождинки в цвет стекла,
как будто слабой тушью обрисованы прилежно.
Они шевелятся. И вот – одна стекла.
Другую повела. И увела небрежно.
Да, увела. И вот еще две-три слились,
лениво тронулись, организуясь просто.
Все так медлительно!
Лишь только ветра свист
мне говорит, что скорость девяносто.

1965
http://ruspoeti.ru/aut/solntsev/18082/

 

 

ДЕНЬ ЗАЩИТЫ ХОРОШЕГО ЧЕЛОВЕКА

«ДЕНЬ ЗАЩИТЫ ХОРОШЕГО ЧЕЛОВЕКА.» — название одной из повестей Романа Солнцева.

Думаю, что всё ромкино творчество можно ТАК назвать, для меня оно — один из лучших ПРАЗДНИКОВ в моей жизни. Мы  ведь с ним — из одного ТАЙНОГО ОБЩЕСТВА...

Тайное общество
Роман Солнцев

Самое таинственное общество –
музыки классической любители,
нам всегда уединиться хочется,
чтобы криком, храпом не обидели,
пусть на чердаке, в любой обители,
где лишь пламя свечки нервно корчится,
мы сидим – да в небе вроде росчерка
моцартову молнию мы видели, –

а виолончели, скрипки нежные
нас в миры уводят запредельные,
за моря зеленые безбрежные,
за поля угрюмые метельные,
но сосуды, так сказать, скудельные,
мы идем ослепшие, потешные,
при мерцанье музыки безгрешные,
позабыв редуты и котельные,

и сюда ворвись ОМОН, полиция:
что, мол, собрались, и что тут слушали?..
кажется, и публика приличная,
спирт не пили и вино не кушали,
но спокойно разойтись не лучше ли?..
знаю и во сне все наши лица я –
гордо не ответим! Пусть измучили
где-то нам подобных! Плакать лишнее...

Мы не назовем им ни Бетховена,
ни Чайковского да и ни Моцарта!
Пусть потом все будем похоронены –
но смолчим! А эти будут досыта
бить нас! Только мозг майора Пронина
не поймет нас! Ах, луна обронена
в реки золотые... в травах росы там...
Наше общество вспомянет Родина!

2003
http://ruspoeti.ru/aut/solntsev/18436/

Мне всё же однажды пришлось ПРЕДЪЯВИТЬ Ромку моей бабуле Ефимовне — представить, так сказать.

Варвара накрыла по ВЫСШЕМУ ШИКУ стол в нашей комнатке в коммуналке на Солянке...

Хозяйка осталась от гостя в шоке (бывшая когда-то женой личного шофёра Сталина на минуточку!):

-"Задрыга (так любовно величала меня моя бабуля), ТАК НЕ БЫВАЕТ — твой Роман и божественно красив, и умнее человека я в своей жизни не встречала."

-Так  и почему-то шёпотом изложила потом мне своё впечатление родственница ЗАДРЫГИ))!

-Спасибочки, прям утешила свою внучку, — съязвила я в ответ.

-Только попробуй  мне этого пацана обидеть! — не съела моя Варвара...

И началась моя ЛАФА в нашей многоголосой темпераментной  коммуналке — бабуля была в ней ответственной квартиросъёмщицей: стоило прозвенеть в коридоре телефонному звонку, — все наши соседи  рвались первыми схватить трубку и, если оказывалось, что мне звонил РОМКА, ЛЮБЕЗНЕЕ, ИНТЕЛЛИГЕНТНЕЕ в Москве квартиры  невозможно было бы сыскать!))...

А у меня писались тогда такие стихи:

*** Семья ***

Как много слов – и вслух, да, вслух

тебе сказала, взгляд читая.

А ты – ты глух, прекрасно глух:

две птицы рядом – будет стая!

Две птицы вижу, не мешай –

 теперь мы — одного  дыханья!

Увидела начало стай

ты , шаловливое порханье?

*** Лорелея ***

 

Уйду! – Завидуйте: смелее

и безрассудней нет, я знаю, как же.

Во мне – с рожденья! – Лорелея,

пусть хоть разок мне день предскажет.

 

*** Тебе ***

 

Мы расстаемся – каждым взглядом!

Ревнуешь ты меня – к себе!

Ты был – ты есть, всегда мы рядом:

со мной не встретиться тебе…

 

*** Диктатор ***

Мне – грустно, я – не дегустатор,

не надо мне подобных проб.

Я заскучала, мой диктатор,

и снится мне ночами гроб.

** «Русалочка» Андерсена ***

 

Спаси меня, Русалочка, от смерти:

последняя свобода – есть любовь?..

— Последнюю свободу мне отмерьте

попозже, милые, — когда устанет кровь,

 

когда она лениться станет гордо,

когда надменно скажет: «Отдохни!»,

и оглушат меня её аккорды,

и вдвое сократится жизнь – на дни.

 

— Спаси меня, «Русалочка», — бормочет

моя душа над сказкою святой, —

в моем дому остались только ночи

и ужас пред последней запятой!..

Это сладкое слово СВОБОДА...

У моего обожаемого Федерико Гарсия Лорки одна из героинь однажды поняла, что её возлюбленный сильнее всего на свете любит СВОБОДУ. И решила стать самой  СВОБОДОЙ для него...

...Меня  в институте с лёгкой руки друга Геши Чихачёва все звали ПРИМОЙ, вплоть до ректора.

На один из моих дней рождения однокурсник Витя Шендерович (для нас ШЕНД) написал мне поздравление:

Либертад  по-испански — СВОБОДА.

Либер-Либер, прекрасная ПРИМА,

со времён основания Рима

нет богатства ценнее СВОБОДЫ —

Ничего так не жаждут народы!

 

В нашей группе на счастье иль горе

есть СВОБОДА: да здравствует ОЛЯ!..

Я расчувствовалась, всплакнула, когда автор прочёл мне сие  при всей  нашей режиссёрской группе и наших педагогах...

Знал бы кто, как мне эта сладкая СВОБОДА достаётся!..

Гуляем с Ромкой по Москве, оттягиваем час обязательного визита вежливости к моей бабуле Ефимовне...нам вообще никогда не хотелось ЖИТЬ при  и на людях, когда мы долго до того не виделись... И вдруг хлынул дождь!..Сразу же  исчезла натянутость  момента, счастливые, накрывшись одним плащом, мы побежали по лужам в гостиницу МОСКВА обсыхать, сушиться...

Не успели вбежать в ромкин номер — зазвонил телефон: Марк Захаров. В тот ромкин приезд Марк Анатольевич хотел поставить в ЛЕНКОМЕ одну из его пьес.

Слушала-слушала, делая Ромке  БОЛЬШИЕ ГЛАЗА (с него ручьём текла вода, не успел переодеться),

да разве таких как Захаров перебивают в разговоре?!))

И тут глав.реж приказал:

— Позовите Олю к телефону, я уже догадался, что она у Вас в номере. Дайте с коллегой словом по поводу вашей пьесы перекинуться. Надеюсь, она Вас вразумит на правки.

Ага!.. Переубедишь ТАКОГО! Пол ночи разбирали злополучную пьесу по поводу её пригодности для постановки...

— Вот все вы, Пастернаки, такие, вам бы только монологи каждому герою всучить, а бедные актёры и режиссёры выкручивайся! — в сердцах ляпнула я.

И прекрасное крымское вино, виноград, привезённые Ромкой для нашего застолья, не полезли нам в глотку...только  утром появились у нас так любимые всеми поэтами мира

«И чайник на столе, и в горле — соловьи...»(Р.С)...

Уже в лифте ОН:

— Можно я тебя поцелую?..

+++

 

Современные терцины
Роман Солнцев

Случайные реки
блеснут и погаснут за дымным леском,
и снова навеки

я с ними, скользящими, мало знаком,
как с вами ли, с ней ли,
с оранжево-сахаристым снегирем...

Случайные снеги,
они упадут, проплывут по лицу,
как сон, как спасенье.

Их тени запомню, с собой унесу,
забуду в мгновенье...
Все это загадочно, как по листу –

случайные строки!
Мне встретятся ласточки, ветры, мосты,
печали истоки,

и все позабудется. Явишься ты
и скажешь: «Постойте!
Прислушайтесь все...» – из ночной темноты

случайные звуки:
скрип двери, Бетховен, разбитый стакан
в глухом переулке.

И плач, и похожий на дрему туман...
со свечкою руки...
Все это уходит, как в ночь океан,

как шорохи в шлюзе...
И вновь, покидая свой дальний приют,
приходит и будит,

все это приходит, как только уйдут
случайные люди...

1973
http://ruspoeti.ru/aut/solntsev/18106/

Где горькой истины истоки?

Тебе спасибо. Поняла —

нет у меня крыла. Есть только

перо, стальное — добелА!

Я, может, резок. Зол немножко.

Входи. Из городских огней...

Сниму я сапожочек с ножки.

Я не прошу руки твоей.

Прости — когда б молиться можно

в наш век, то на лицо твоё

молился б я — светло и мощно

за унижение моё.

За вознесение! Даны мне

прозренье, зренье быстрых птиц,

но пред одним стою доныне

из тысячи прекрасных лиц...

(Р.С)

Я:

*** Мадонна ***

 

— Бесноватые, лжецы и ротозеи, —

вам завидовать бы надо! Не могу.

Не люблю публичные музеи:

жизнь – в дожде и в ветре, и в снегу,

жизнь не выдержит эффектности застывшей…,

что мне – бог и храмы?

                 Но мадонн

не смущает будущность не бывших:

в них – лукавство грусти, а не стон,

в них – тоска смотрящих и – суровых!

 

-улыбнись, мадонна: близок свет!

Пусть тебе подарят злое слово:

что мадонны не было – и нет.

+++

*** Взгляд ***

 

Как мне узнать, что думал ты,

когда я на тебя взглянула?

Когда рвалась из тесноты –

но не могла привстать от стула?

Я трепетала – лист ночной

так бьется в темноте о стёкла?

Что думал ты – и был со мной,

когда я под грозою мокла?

Что думал ты, когда я вдаль

через тебя, мой свет, смотрела,

и краски мира как эмаль

мне рисовали светотело?

И почему сегодня я

так  жду чужого, сбоку, взгляда?

Могу рискнуть сказать: «Твоя!» ,

но… это ли опять мне надо?

Эротика для «головастиков»

Когда я оставалась в Москве, а Ромка должен был находиться вне её, я оставалась ПОД ПРИГЛЯДОМ нашего общего друга, а для меня ещё и старшего учителя поэта Марка Соболя. При мне 18- летней, если мы собирались втроём, мужчины часто пикировались.  Только через много лет до меня дошёл смысл их подначек...

Марк Андреевич:

— Лялька, и чего ты ЕГО полюбила , а не меня? Да-да, Ромка, не смотри, что я — старый, наша Лялька из тех, кто и мёртвого из могилы поднимет!))

Роман:

— Попал пальцем в небо: Олька любит не меня, а Маяковского. ЖДЁМС!))

Я недоумевала, но старалась не смотреть в такие минуты в их умные глаза. На всякий случай: чтобы не догадались, что против них я — просто ДУРА...И вообще...))

...В Дивногорске после первого дня семинара Ромка пригласил меня покататься в их писательской компании на катере. Терпеливо смотрела на смешную пьянку — без драк...если только размахивали каждый своими стихами, деря глотки))

Как жаль, что мало кто из поэтов и писателей умеет читать вслух на публике свои произведения. Таких хитрых и прагматичных среди нашей братии как Гитлер и Евтушенко — немного))  -Тех, кто специально учится на курсах сценической речи и ораторского мастерства для того , чтобы ПРОДВИГАТЬ своё слово в народ))...Мне, актёрско-режиссёрскому дитя, безобразные жалкие выкрики порой блестящих поэтических строчек не только резали  ухо — делали больно: кололи сердце...

и я сбежала в лес, к озеру, как только мы пристали  к какому-то берегу НА ШАШЛЫКИ.

Первым хватился меня Ромка, началось ауканье со всех сторон.  Он меня и нашёл у озера -  зачарованную тишиной и красотой природы.

— Ты почему сбежала? Тебе неуютно среди нас? Поверь, ничего плохого тебе никто не сделает, они все — мои друзья.

— Я — первый раз в лесу. Это озеро — первое в моей жизни...

Какое-то время мы молча стояли рядом, смотря в одну сторону...пока не грянул хор:

— Ромка, Оля, вы уже оба потерялись?

Мы взглянули друг на друга и одновременно крикнули:

— МЫ НАШЛИСЬ!

и счастливо засмеялись...

Ромка (потом в стихах):

— Мы чуть дышали,

мы-то знали:

что ВСЁ случилось,

что сейчас...

 

Я:

*** Неотправленное ***

 

Как мне хочется сказать: «Люблю тебя»!

Если бы ты знал.

 

*** День ***

 

За что бы любил меня? –

За добрую, нежную ласку;

за то, что уйду, изменя,

к одиночеству без опаски;

за то, что детей нарожаю

здоровых, умных, красивых;

за то, что людей уважаю

мыслящих, но счастливых;

за то, что не захочу я

тебя ослепить собой,

но не забудешь, ночуя

с желанной другой – любой;

за то, что и я запомню

тебя лучше собственных рук?..

 

День – ни яркий, ни темный,

а светлый со мною, друг.

 

** Не портрет ***

 

Память – не портрет в чернённой раме, —

возвращаться за других домой.

жаль, себя хороним мы не сами.

           Не чернённой быть  хочу – живой! –

значит: нераздельной, … атмосферой!

           Каждой клеточкой прими меня

           до тоски, до боли, крови, веры –

и за это все кляня, кляня!

Задохнись обилием, чернея…-

видеть страх хочу, впитать его!

Выплюни: «Ну что же сделать с нею?!..

Есть предел?!»

                Оставить одного?

+++

Разговор с незнакомыми девушками в дождь
Роман Солнцев

В плащах блестящих ходят по пятам.
В руках – кулек конфет Два дуновенья.
– Мы вас узнали Расскажите нам
про славу и про всякие гоненья!

– Меня преследуют и ночь и день
застенчивая яблоня соседей,
сцепивший пальцы памятный плетень,
тень женщины печальной, дождь осенний...

В плащах блестящих ходят по пятам.
Под мышкой – книга модного тисненья...
– Так расскажите все-таки вы нам
про славу и про всякие гоненья!

– Меня преследуют и ночь и день
застенчивая яблоня соседей,
сцепивший пальцы памятный плетень,
тень женщины печальной, дождь осенний...

1985
http://ruspoeti.ru/aut/solntsev/18152/

Среди густого снегопада
Роман Солнцев

Среди густого снегопада
в невзрачном городе чужом
вдруг ты отстала и пропала...
и я во тьме застыл столбом...
– Ты где?!. – но исчезает голос...
Бегу, ищу – да где же ты?!..
Никто не видел? Тьма и холод,
все окна чужды и пусты.
И вдруг бежишь в метели темной...
– Ты?
– Я!..
Стоим в краю чужом,
как будто мы и не знакомы...
все годы счастья были сном...

1996
http://ruspoeti.ru/aut/solntsev/18281/

Эротика для головастиков))

Когда я оставалась в Москве, а Ромка должен был находиться вне её, я оставалась ПОД ПРИГЛЯДОМ нашего общего друга, а для меня ещё и старшего учителя поэта Марка Соболя. При мне 18- летней, если мы собирались втроём, мужчины часто пикировались.  Только через много лет до меня дошёл смысл их подначек...

Марк Андреевич:

— Лялька, и чего ты ЕГО полюбила , а не меня? Да-да, Ромка, не смотри, что я — старый, наша Лялька из тех, кто и мёртвого из могилы поднимет!))

Роман:

— Попал пальцем в небо: Олька любит не меня, а Маяковского. ЖДЁМС!))

Я недоумевала, но старалась не смотреть а такие минуты в их умные глаза. На всякий случай: чтобы не догадались, что против них я — просто ДУРА...И вообще...))

...В Дивногорске после первого дня семинара Ромка пригласил меня покататься в их писательской компании на катере. Терпеливо смотрела на смешную пьянку — без драк...если только размахивали каждый своими стихами, деря глотки

Было предчувствие...

Которые сутки читаю и перечитываю, перечитываю ВСЕ его стихи...и впадаю в ступор, в транс:

Боже, Ромка, как и обещал, всю свою жизнь оберегал меня СОБОЙ — то подсказывая, то молясь за меня, то одёргивая... ОН ПРЕДУГАДАЛ мою судьбу или...? И испытывал чудовищные угрызения совести...крутился в замкнутом круге...

Чувство вины его убило. Больное сердце.

Не знаю ответа...пока.

...Увидев, что я начала курить, грустно рассказал, что до ВСТРЕЧИ со мной тоже курил, постоянно. И выпивал немало. Неделями не спал, писал. Наша ВСТРЕЧА оказалась ПОСЛЕДНЕЙ каплей:

— Очнулся лежащим на тротуаре. Первый инфаркт. Бросил курить. Запретил себе ехать за тобой в Москву: девчонке надо прожить СВОЮ ЖИЗНЬ, я, старый, буду ей мешать ( между нами — 13 лет, МОЯ цифра!((...

— Поэтому я и начала курить и пить...хм... (про попытку самоубийства так никогда и не открылась ему)

— Как дальше жить будем?

— Где?

— в Любви.

 

*** Гордость ***

 

Повинна я! Рыдай иль закричи –

не полегчает груз вины вседневной:

не одарила счастьем – и ключи

к своей судьбе и дому скрыла Скверной.

 

Все обошлось! Притерлось, прижилось

мое плечо к стене прохладной, сирой.

Мы живы оба! Мы довольны врозь!

Мы искупили страсть звучащей лирой.

 

Мы научились!  - принимать всерьез

заботы повседневности унылой,

мы – и политика! Смешно от слез:

поэты мы, красивый, нежный, милый, —

нам песни петь, нам строить города

назло проектам, спеси и запретам!

Все б хорошо! – До глупости горда

душа досталась мне, увы, при этом.

*** Ревность ***

— Женщина, — будь нежна!

Пусть он счастливо стонет!

Ну, вот и слезы.

На!

*** Несостоявшаяся свадьба ***

-«Это – вальс.

Я приглашаю Вас». –

в тишине разноголосых звуков.

-«Не забуду Вас

и этот вальс» —

подавая на прощанье,

на прощенье руку…

*** Встреча ***

 

Говорят – так бывает при встрече.

Не нужны нам чужие слова,

положи мне ладони на плечи,

там, ЗА МНОЮ, — твои права

и глаза. Знаю: в них – усталость…

Я – ПРИ НИХ, — как воздух, как свет

и еще… ведь какая малость:

нет у нас ни друзей, ни лет…

Есть – единство из слов – материй,

в бесконечность нацеленный взгляд

и – Мужчина и Женщина, верь мне:

тех, Припушкинских, но уже Дат.

 

Мы с тобою, мы с тобою
Роман Солнцев

Мы с тобою, мы с тобою
десять лет живем мечтою –
будут белые сады.
Ничего, что зной покуда,–
будут вишни, будет чудо
возле розовой воды.

Мы с тобою, мы с тобою
двадцать лет живем мечтою –
деревянный встанет дом.
Ничего, что пыль покуда –
будут дети, будет чудо,
три скворечни над крыльцом.

Мы с тобою, мы с тобою
тридцать лет живем мечтою –
будет хлеб и молоко.
Ничего, что дым покуда –
будут внуки, будет чудо,
звезды в небе высоко.

Мы с тобою, мы с тобою
сорок лет живем мечтою,
друг от друга пряча боль...
Ничего, что дождь покуда,
будет вера, будет чудо,
будет правда, хлеб и соль.

1988
http://ruspoeti.ru/aut/solntsev/18191/

Зеркальный этюд
Роман Солнцев

Девочка пьет воду из реки,
оперла о белый камень руки,
а со дна реки в ее зрачки-
смотрит черное лицо старухи.

А поодаль, выйдя на мостки,
пьет старушка из-под белой челки,
а со дна реки в ее зрачки
смотрит зыбкое лицо девчонки...

1986
http://ruspoeti.ru/aut/solntsev/18158/

Сумрак рассвета, озябшие губы
Роман Солнцев

Сумрак рассвета, озябшие губы,
снегом метель заровняла дворы.
Только деревья остались и трубы.
Дым, как деревья, встает от горы.

Выйду с лопатой – начнутся раскопки,
словно иду я к тебе сквозь века.
Ваши наши первые тайные тропки,
вот за стеклом – голубая рука.

Я постучусь – и с улыбкою сонной
ты заглядишься в окно и замрешь,
словно из прошлого в час просветленный
видишь меня ты и не узнаешь...

1987
http://ruspoeti.ru/aut/solntsev/18174/

 

Поиск
Архивы
Рубрики
Я в Соц сетях
Присоединиться в Facebook Присоединиться в ВКонтакте Присоединиться в youtube
Счетчик LiveInternet
Вверх
© 2019    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти
Поделиться