Не поднимают поэты счастливого взора

-Да, он — актёр, посмотрите: правдиво хрипит!
-Нет, он — мужик! Демонстрирует русскую душу!
Так что простите, но...грязненький быт!
Вот и судите, чинуши ли все и чернуши!..
-Да, мы — друзья, в его бедах не знаем вины,
сами погрязли в бесславье и мучимы роком!..
Не наносили ему! Ненавидели? — Из-за спины,
ну, а в лицо — никогда!!! Ждали скорого срока.
Кто ж мог поверить, что слабый он только в гробу
— и не ответит, не взглянет, — мы лги, сколько надо???
Мы — благородны, и мы закусили губу,
счёты свели бы, да нынче не будет награды...
Жизнь переменчива! ЧЛЕНЫ СОЮЗА учли,
барство припрятали и, позабыв про брезгливость,
вдруг поклонились «МЕНЬШОМУ»!,, — Почти — до земли!!!
Эко сменили бездарность, безглазость... — на МИЛОСТЬ!..
Бросьте все споры, СЕБЯ ОБЕЛЯЕТЕ ВЫ!
Вечность не видит в деяниях наших секрета,
все мы немножко ИГРАЕМ В ПОЭТОВ, увы...
Все мы — актёры и требуем роли ПОЭТА!
Только немногие вытянут жизнь на СУДЬБУ —
те, кто талантливей!!! Хватит, довольно позора:
ОН НЕ УСЛЫШИТ, давненько почиет в гробу.
НЕ ПОДНИМАЮТ ПОЭТЫ СЧАСТЛИВОГО ВЗОРА.
         О.Л

** Певцу ***

 

Что петь – ты выбираешь сам.

По городу весеннему

пойдем с гитарой по дворам

— к Блоку и Есенину.

 

Возьмем вина, нальем вина

прохожим – и хозяевам:

поэты вымерли, дома –

при плитах, вечер, зарево!..

 

Петь не могу! При НИХ смогла б:

не заработки, — вольница!

А тешить мам и – даже! – пап –

не стоит, я – не школьница,

 

бездомна! – Вот и весь секрет.

Нет Блока, нет Есенина –

поэтов нет, ПОЭТОВ НЕТ!!!

 

Прочти мне ночью Ленина.

======

 

*** Горечь ***

 

Все меньше праздников у нас,

короче дни, желанней ночи.

И даже в самый поздний час

минута отдыха короче.

 

Все больше хочется читать

и верить… — в разум злого века!

Все ближе смерть и благодать

в едином мире человека.

Пусть вечно и бессмертно здесь,

но философия – не Право:

добро в ней гибнет, правит спесь,

пирует гнев крутого нрава,

 

друзья теряются, а мне

любезней полное молчанье

(писать – с собой наедине?!

Поэзия – не наказанье!)…

 

Вновь обвиняют рифмы зов,

но все ли знают, все ли знают

ах Пушкин, как же ты суров:

«друзья поэтов убивают!»?

 

Когда Онегина писал –

разглядывал ты смерти лица…

Мне – тоже танцевальный зал,

где не с кем жизнью поделиться.

 

Я вызываю в людях страх

(как, впрочем, все, что незнакомо!) –

и вот он, рядом! Личный крах:

поэт – и не бегу из дома,

 

и есть на хлеб и, жаль, детей

пока что мало – будет мало,

люблю их!

                    Почтой жду статей –

как приговора трибунала.

ВЛАДИМИРУ СЕМЁНОВИЧУ.

*** Ложь ***

 

Ложь – всё, что я считаю!

Ложь – всё, что я люблю!

Неужто птичью стаю

желанием продлю?!

Рискну – и каплей влаги

устрою пир садам?

Или верну бумаге

величие – создам

немыслимую песню:

не клятву и не плач?!

Кричу, хриплю…- Воскресни,

мой цензор и палач!

Язви и зли! – Неладно

моей душе в мой век!

Ответь мне троекратно:

я… — тоже человек?

 

 

30.12.2011 18:18

Навигация

Предыдущая статья: ←

Оставить свой комментарий

Поиск
Архивы
Рубрики
Я в Соц сетях
Присоединиться в Facebook Присоединиться в ВКонтакте Присоединиться в youtube
Счетчик LiveInternet

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2018    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти
Поделиться