Внизу тюрьма, наверху церковь

алёнькакозловскийалесей

Высокий, статный — уже школьный учитель, а я — школьница-выпускница...

Алёнька — по-мальчишески лёгкий в общении, называющий свою супругу МОЯ ДЕВЧОНКА, лучащийся ЛАСКОЙ и ПОНИМАНИЕМ, и я — со взрослой женской тоской в глазах, 17-летняя девчонка, пишущая стихотворные строчки,

а АЛЕКСЕЙ — УЖЕ ПОЭТ...

— мы не только познакомились на семинаре молодых литераторов «Дивногорская весна». Мы встретились НАВСЕГДА — как брат и сестра в ПОЭЗИИ, я для него — ОЛЬКА, он для меня — АЛЁНЬКА.

Мне ПОЧТИ НЕОДИНОКО и ВЫСОКО в твоих стихах, ЛУЧИК!

И СТРАШНО - ГЛУБОКО в твоей жёсткой, гениальной прозе.

 

Навигация

Следующая статья:

К записи "Внизу тюрьма, наверху церковь" 2 комментария
  1. Алексей:

    Да, Олька! Жаль, что чем ближе к окончанию пути, тем ближе к его началу. И мои близкие говорят, что ностальгия меня слопает! Наверное, так! Сбрось мне, ради такого случая. на память, цикл песен Кобзон-Кристалинская:" А у нас во дворе" И две песни «Полетел снежок над Обью» И «Хороши вечера на оби» Понимаю, что совершенно не современно, а видал я их всех, с их турбовинтовым модернизмом. А ещё «уральскую рябинушку» и может выловиш в ительянской эстраде тех лет «Пршедшее лето» -мелодия без слов, была на пластинке «Балкантона».

Оставить свой комментарий

Поиск
Мои Книги
Мои Книги
14
14
Архивы
Рубрики
Я в Соц сетях
Присоединиться в Facebook Присоединиться в ВКонтакте Присоединиться в youtube
Счетчик LiveInternet

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2018    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти
Поделиться